Сошли с законного пути

Зачем семнадцатилетнему парню в три часа ночи понадобилась отцовская машина? Как одно случайное знакомство испортило репутацию матери-одиночки? И кто виноват в том, что купальская ночь чуть не унесла жизни трех подростков? В этих вопросах и не только пытались разобраться на заседании комиссии по делам несовершеннолетних.

На мопеде — без прав
Мопед выпускник Стайской средней школы купил еще до того, как на его вождение требовались права. В 2011-м году регистрировать сломанный мопед не стали.

Может, и простоял бы так в гараже, не реши парень вернуть ему жизнь. А здесь как раз на сушилку добираться надо: взялся парень подзаработать летом. Отремонтировал мопед и стал ездить. Правда, без прав и мотошлема. Остановили нарушителя, когда тот возвращался с обеда. В итоге сотрудники ГАИ составили три протокола.
Сколько получит за свой труд на сушилке, парень пока не знает, а вот движение на незарегистрированном мопеде обошлось ему в одну базовую величину. Как несовершеннолетнему, по двум статьям ему вынесли предупреждение, хотя за их нарушение вполне мог бы заплатить немалую сумму. Так, за управление транспортным средством без прав предусматривается штраф от пяти до 20 базовых величин, за вождение без мотошлема — до одной базовой величины. К слову, насколько важно усвоить урок, говорит сумма штрафа за повторное нарушение в течение года: любители «бесправной» езды, не желающие исправляться, рискуют быть оштрафованы на сумму от 20 до 50 базовых величин…
В милицию на соседского внука пожаловалась жительница деревни Черцы: парень нарушает покой, разъезжая на мопеде. Прав на его вождение у третьекурсника колледжа не оказалось. Как, впрочем, и регистрационного номера у мопеда, который великодушно дал покататься знакомый. Учитывая чистосердечное раскаяние несовершеннолетнего, ему вынесли предупреждение. Однако, постановки на учет в милицию и занесение в базу данных парню, как и другим подросткам за административное нарушение, избежать не удалось.
«Пофорсили» перед девочками
О том, что сын около трех часов ночи ездит по городу, мать и не подозревала. Не знала она и о том, что его задержали сотрудники ГАИ. Да и вызов на комиссию по делам несовершеннолетних отрок спрятал подальше от родительских глаз. «Страшно было признаться», — оправдывался он. О проступке рассказала преподаватель колледжа, где учится семнадцатилетний парень — староста группы. Как оказалось, машину доверил сыну отец: правда, только помыть. Доведя ее до блеска, парень решил прокатить свою девушку. Садясь за руль без прав, думал — пронесет, ведь уже научился ездить неплохо. Не пронесло. В итоге — предупреждение и фамилия в списке на учете в милиции. Парень пообещал больше не нарушать закон. Не сдержит слово — рискует даже со своими водительскими навыками не получить права. И к тому же из родительского кармана придется заплатить штраф.
Пять базовых величин — такой штраф получил другой участник ночного рандеву. Только на этот раз прокатиться без прав третьекурсника лицея подтолкнула девушка. Приехав на родительской машине к сельскому клубу, она изрядно выпила. Самой за руль уже было не сесть, но закончить вечер купальским костром не входило в ее планы. Покататься предложила знакомому парню и его девушке… Правда, усидеть на заднем месте не смогла: перелезла вперед, схватила руль. В этот момент парню не удается справиться с управлением. Близ деревни Черейщина машина, съехав в кювет, перевернулась… Подруга парня позвонила отцу: он отвез дочь в больницу. А вот водитель в больницу ехать отказался. «Всю неделю болела голова, но к врачам так и не обратился», — жаловалась его мама. Инициатор поездки получила травму…
Три слова… на двери
Двести тысяч рублей — столько заплатит семнадцатилетний учащийся госпрофлицея за «украшение» дверей Черейщинского магазина нецензурными словами. Объяснять причину своих действий комиссии парень не стал. «Так, просто», — опустив голову, пробормотал он. А вот заведующая магазином так просто это дело не оставила, обратилась в милицию. Подростка нашли. Он признался: написал три слова вечером, когда магазин был закрыт…
Право на материнство
Раньше мать-одиночка с этой женщиной знакома не была. Однако, одного вечера хватило, чтобы, благодаря ей, попасть на комиссию как нерадивый родитель… Встретив ее, пьяную, на улице предложила проводить домой. Та же адрес не назвала, но попросилась в квартиру позвонить матери. Впустила. После звонка за незнакомкой приехала милиция. Увидев на столе пиво, сделали вывод: женщины вместе распивали спиртные напитки. А тот факт, что ребенка хозяйки квартиры чаще всего забирают из детского сада бабушка или тетя, насторожил еще больше.
Это уже после, на комиссии, она объяснила: решила помочь пьяной женщине, и их общение длилось недолго. А дочь не успевает забирать, когда работает во вторую смену. Из-за неудачного знакомства теперь за поведением матери-одиночки проследят: в течение некоторого времени к этой семье, как стоящей на учете в социально опасном положении, будет особое внимание.
Другая мать рискует оставить свою четырнадцатилетнюю дочь в социально-педагогическом центре, если не наведет порядок дома и не бросит пить. Пустые бутылки в коридоре, порванные обои, отсутствие постельного белья, запаса дров и брикета — такой обстановкой встречает дом этой хозяйки… Не спешит женщина и завязать со своей вредной привычкой — алкоголем. 25 июля она приходит на комиссию, обещая исправиться, а уже на следующий день на нее составляют протокол за распитие спиртных напитков. Не пройдет и месяца, а женщина снова возьмется за стакан, не помешает этому и кодировка… К концу сентября нерадивая мать не исправится — ее лишат родительских прав.
В подобной ситуации может оказаться и мать троих детей. Воспитанию семилетней дочери и шестилетнего сына она нередко предпочитает выпивку с друзьями. Детей смотрит шестидесятилетняя бабушка. Часто из детского сада брата и сестру забирает старший сын. В следующем году мальчику уже исполнится восемнадцать. А пока, имея статус многодетной, эта семья может улучшить жилищные условия: либо построить однокомнатную квартиру, либо трехкомнатную, отдав свой дом в отчуждение райисполкома. «Нет средств», — исключает такую возможность мать-одиночка.
Отец, не признав малышей, алименты не платит. «Жили гражданским браком, хотели получать льготы, положенные матери-одиночке»,— объясняет женщина… Однако, муж, познакомившись в интернете с состоятельной минчанкой, уехал в столицу. Присматривает за ее детьми, своих знать не желает. Судиться с ним женщина боится: «Не потяну конфликт с этой семьей». У самой же задолженность за детский сад — 500 тысяч рублей, дом, возле которого нет колодца, а внутри — сыро… Что страдает запоями, отрицает. Хотя ее мать сама звонила в социальную службу с просьбой повлиять на дочь. На комиссии женщину предупредили: не исправится — в следующий раз ее вызовут, чтобы лишить родительских прав. Насколько сильно подействует такая мотивация, покажет время…
Екатерина ОСОВСКАЯ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>