Два микроавтобуса с поздравительной делегацией прибыли в отдаленную деревню Воронь

img_1087Два микроавтобуса с поздравительной делегацией прибыли в отдаленную деревню Воронь, где свой столетний юбилей отмечала коренная жительница Ирина Клачек. Под веселые звуки баяна гости с цветами и подарками вошли в дом. Виновница торжества и ее близкие родственники собрались в зале. Включились камеры и защелкали вспышки фотоаппаратов, чтобы запечатлеть знаменательное событие.

Первым взял слово представитель Стайского исполнительного комитета Сергей Передня. У него в руках новый паспорт именинницы, выданный до две тысячи сорок второго года, и букет белых хризантем. Признался, что нигде не нашел открытки со столетним юбилеем и в шуточной форме добавил: «Надо разобраться». Затем зазвенели приятные, восхищенные и подбадривающие речи. Друг за другом выходили к бабушке представители райисполкома, совета ветеранов, культурно-образовательного центра со Старого Лепеля и организации, в которой она проработала до пенсии. Между поздравлениями работники сельского клуба Юрковщины исполняли всем известные и полюбившиеся песни.
— Уважаемая Ирина Игнатьевна, решением районного исполнительного комитета со следующего месяца вам будет начисляться дополнительно к пенсии пять базовых величин, — сообщила начальник ГУ «Территориальный центр социального обслуживания населения Лепельского района» Наталья Иванова.
К этому моменту у долгожительницы на коленях собралось столько подарков, что некоторые для ее удобства пришлось убрать. В нарядном красном платочке пристально смотрит она то на одного, то на другого гостя. Оттягивает внимание на себя праправнучка Анастасия, которая сначала крутила стеснительно ножкой возле кресла именинницы, а затем, осмелев, и вовсе забралась на него. Обстановка стала менее формальной, присутствующие разговорились между собой, кто-то предложил сделать общий снимок на память.
Дочь Валентина Васильевна выносит из маминой спальни ее труды — круглые вязаные коврики. Эти напольные украшения всем хорошо знакомы. Выполняются при помощи большого крючка и своеобразных нитей (связанных между собой обрезков тканей). Раньше такие были практически в каждом доме. У Ирины Игнатьевны они лежат по всем комнатам. Бабушка вяжет их до сих пор и без очков. Те, что предстали на обозрение, а это семь штук, изготовила за неделю. Спрашивается, а куда деть такое количество хенд-мейда? Оказывается, есть ценители, и они живут неподалеку. Столетняя рукодельница с удовольствием отзывается на просьбы знакомых связать им парочку.
* * *
О судьбе долгожителя, коим считается каждый человек, достигший девяностолетнего возраста, беседуем с внуком Николаем Кривцом. Тот факт, что именинница всю жизнь отработала дояркой, знала еще до приезда сюда. Не знала только, с какого возраста, и была шокирована — с пятнадцати лет! Ровно с того момента, как ее семью переселили из хутора Судаки, где она проживала с родителями и еще восьмерыми братьями и сестрами, в Воронь. Еще совсем девчонкой доила восемнадцать коров. Вышла замуж. Родила троих детей. Во время войны деревню сожгли дотла. Женщина вынужденно отправилась в соседний партизанский край, где и провела самые страшные годы своей жизни. В сорок третьем от голода и болезней умирает доченька Тамара. На ее могилке под большой сосной вблизи деревни Поровно Ушачского района поставили приметный камень. А спустя шестьдесят четыре года Николай с семьей по просьбе бабушки нашли то самое место, прибрали его и привезли крест. Теперь периодически навещают могилу.
В сорок четвертом Ирина Игнатьевна пришла на пепелище и там, где раньше стоял ее дом, отстроила новый. Сама натаскала деревьев из болот, живя при этом в землянке и не рассчитывая на чью-либо помощь. Муж-политрук с войны не вернулся… И вовсе не потому, что погиб от вражеской пули или же пал в бою. Все гораздо прозаичнее — нашел другую и остался где-то на украинских просторах. Больше она замуж не выходила.
Повзрослевший сын уехал из родных мест. Какое-то время поддерживал связь, а затем пропал. Ничего о его судьбе материнскому сердцу неизвестно. Несмотря на ту боль, которую может испытывать нормальный человек от таких жизненных потрясений, долгожительница ни на что никогда не жаловалась. Жила со всеми в дружбе, помогала сажать огороды. При этом свои дела решала сама: ходила за плугом, косила траву, еще и единственного внука Николая потом мужскому делу обучала. До самой пенсии доила коров в местном колхозе. Выйдя в семьдесят втором году на заслуженный отдых, занялась домашним хозяйством. Держала две коровы, коня, свиней и кур.
За сто лет жизни Ирина Игнатьевна всего один раз попала в больницу, и то по настоянию близких, и сбежала оттуда через два дня. В чем секрет долголетия — можно только гадать. Если предположить, что генетика, — так никто из остальных ее братьев и сестер не достиг даже девяностолетнего рубежа. Здоровое питание? Какое там вообще было питание во время войны и послевоенные годы… Зато сейчас у нее отменный аппетит. Ест бабушка все и с удовольствием. Утро начинается с чашки горячего чая и бутерброда — это обязательно. Ходит до сих пор в баню — не без посторонней помощи, но все же. Из подруг — соседка Валентина Коваленок, которая приходит в гости и на юбилей заглянула. Часто в доме звучит детский смех. У именинницы две взрослые правнучки, воспитывающие по дочке, и один правнук, у которого сын. Получается, трое праправнуков.
Евгения ЛЯХ.
На снимках: Ирина Клачек со своей семьей и соседкой Валентиной Коваленок (первая справа); совместное фото на память.
Фото автора.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>