Корабли… на суше

Увлечение 85-летнего Александра Смирнова напрямую связано со службой, которой посвятил всю жизнь. Судомоделист — капитан первого ранга, знает строение кораблей не только по чертежам. На некоторых моделях проплавал много лет. Выйдя на пенсию, откликнулся на предложение райкома партии возглавить клуб юных техников при Дворце культуры автозавода в Минске. А далее история пойдет о том, как попал парень из Джамбула Казахской ССР на корабль.

 В 1941 году будущий капитан в пионерском лагере узнал о начале войны. В сентябре узнал о наборе в специальную военно-морскую школу. Тогда пятнадцатилетний юнец думал: «Проучусь месяц — другой, и сбылась мечта — на фронт». Будучи единственным ребенком, он ничего не сказал родителям, зная заведомо их реакцию. Поступил тайно. В школе проучился два года. Она не многим отличалась от обычной — те же предметы и еще пару специализированных: военно-морское дело, навигация, морская практика.

 В 1943 году перевелся в Баку, где продолжил учебу в военно-морском училище. Второго января 1944 года принял присягу. Затем было высшее военно-морское училище, которое в 1948 году закончил в звании лейтенанта. Впереди ожидал Балтийский флот в Таллинне. Там он занял должность командира артиллерии боевой части на малой канонерской лодке. Через год — служба в Финляндии, затем — курсы повышения офицерской квалификации в Ленинграде, должность командира флагманской артиллерийской бригады шхерных кораблей, около 30 единиц, и перевод на Дальний Восток. На пенсию уходил в пятидесятилетнем возрасте с Балтийского флота. Дома сидеть, сложа руки — не для настоящего капитана, поэтому с удовольствием откликнулся на предложение стать директором клуба юных техников. Работу административную совмещал с педагогической — вел судомоделистский кружок. Учился сам и обучал детей. Приобрел чертежи, которые и по сей день хранит в аккуратненькой папке. Первой из его работ стала та самая малая канонерская лодка. Ушел в это дело, что называется, «с головой» и ребят втянул. Некоторые настолько увлеклись, что решили по примеру своего руководителя связать жизнь с флотом.

 — Дима Григорьев поступил в ленинградскую мореходку, другой парень, запамятовал имя, стал в Севастополе подводником, — приводит примеры мой собеседник.

В кружке, хоть и кажется сугубо мужском, было среди 15 человек две девчонки.

 Будучи на пенсии, проработал «до конца столетия».

*   *   *

 В квартире Смирновых уютно и интересно. Переехала семья из Минска в 2011 году. Почему выбор пал именно на нашу местность и конкретно Боровку? Причин много: во-первых, Александр Александрович  несколько раз отдыхал в военном санатории, оставившем приятные впечатления; во-вторых, надоел шум и загазованность города; в третьих, подвернулось объявление о продаже квартиры. Приехали, приценились — понравилась.

 Рассматриваю стоящую на серванте огромную модель боевого корабля, рядом на полке — подводная лодка, возле окна еще одно судно — всего в коллекции их 29.

 Александр Александрович приносит толстую папку с чертежами, где каждая модель в деталях. Бережно держит их в руках, словно сокровище, оттого и хорошо сохранились даже издания 1952 года.

 На диване лежит фотоальбом, рядом папка с грамотами и дипломами. Открываю толстый и тяжелый, этакий хранитель времени, альбом и восхищаюсь преданностью человека своему делу. Подписан каждый снимок — фотоотчет о жизни кружка. На одном он с ребятами делает корабль, на другом — соревнования, на третьем — все наработки. На соревнованиях по судомоделированию подопечные капитана постоянно занимали призовые места. И это были непростые состязания: проводились в два этапа и имели кучу нюансов. Лучшие кораблестроители выбирались по итогам стендовых и ходовых результатов, то есть оценивалось внешнее сходство судна с оригиналом, точность и аккуратность модели, а также ее поведение на открытой воде.

 Чудо-работы — в мельчайших подробностях воспроизведенные оригиналы, даже спасательные круги диаметром 8 — 9 миллиметров имеются на борту. Отдельные модели создавались около двух лет, почти столько, сколько ушло на знаменитый «Титаник». Самое сложное в макетах — сделать основание, которое выпиливается из дерева или делается из пенопласта. Профессиональный секрет: самое подходящее для обработки дерево — липа. Далее по технологии накладывается стеклоткань, которая предварительно пропитывается эпоксидной смолой. В течение суток снимается. Очень кропотливый труд: погрешность — не больше миллиметра, точность нужна во всем — длина, высота, конфигурация. Покрываются изделия нитрокраской или же масляной из пульверизатора, чтобы выходило красиво и ровно.

 В коллекции Александра Александровича в основном советские корабли, но есть и немецкие, польские, даже аргентинский сторожевой катер. По признаниям пенсионера, не может он и дня, чтобы не сделать какую-нибудь деталь — это занятие затягивает и не отпускает. Интересно, что корабли с начинкой — моторчики, различные проводки. Плавают с помощью радиоуправления. Недешевое удовольствие. К примеру, моторчик стоит около 45 долларов. Надо быть настоящим фанатом, чтобы не жалеть ни сил, ни денег.

 — Однажды летом папа запустил на здешнем озере корабль — столько детей собралось! — говорит Елена Смирнова и, обращаясь к отцу, предлагает повторить «акцию».

 Отметим, моделирование — не единственное хобби капитана. В доме повсюду вещи, сделанные его руками: полки, столы, даже кроватка для маленькой внучки.

— Это из яблони, а это из вишни. Она более темного цвета, — поясняет дочь, которая также творческий человек — занимается тестопластикой.

 Елена свободно рассказывает, что материал для стола отец принес с улицы. Кто-то выбросил шкаф, он вырезал из него часть и смастерил необходимый в быту предмет. В этом семья Смирновых не видит ничего зазорного, наоборот, с гордостью и охотой посвящает гостей в историю своих «очумелых ручек»:

 — Известный белорусский оперный певец Виктор Стрельченя увидел как-то папины подсвечники и увез несколько штук в Эмираты. Там такие поделки очень ценятся.

 Под конец беседы в квартиру вернулась Лилия Георгиевна — жена. Как оказалась, она преподавала в Молодечненском музыкальном училище:

— Моя подруга учила Юрия Антонова. Бывало, мне приходилось ее заменять — и хулиган же он был, любил повторять: «Вы обо мне еще услышите».

 Приятная атмосфера в этой дружной, разносторонней и гостеприимной семье, про которую можно смело сказать: образцовая.

Евгения ЛЯХ.

 На снимках: капитан первого ранга Александр Смирнов; за работой в кружке судомоделирования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>